Формирование новых принципов исторического образования в современной России и их реализация в высшей школе Дона, Кубани, Ставрополья

Новая педагогика » Формирование новых принципов исторического образования в современной России и их реализация в высшей школе Дона, Кубани, Ставрополья

Апрель 1985 г. стал прологом больших изменений в нашей стране, во всех сферах ее жизни, вплоть до смены модели общественного развития. Исходным моментом этого непростого периода отечественной" истории стала смена партийного руководства, генеральным секретарем был избран М.С. Горбачев. Приход нового советского лидера на сей раз означал смену партийного курса. Такой поворот был связан необходимостью модернизации, которая была осознана не только либерально настроенной частью политической элиты, но и обществом в целом, уставшим от многочисленных программ и проектов предыдущих лет, так и оставшихся нереализованными.

Политика «перестройки» с ее гласностью, плюрализмом и открытостью представляла собой новый, после «оттепели» 60-х гг., импульс к изменениям в общественном сознании. Как всякая переломная эпоха, середина и конец 80-х гг. породила интерес общества к собственной истории, выразившийся в активизации исторической публицистики. Этот жанр захватил и историков-профессионалов. В центре внимания ученых и журналистов оказались «белые пятна» отечественной истории: это проблемы, ранее исключенные из поля исследователей, новые ракурсы старых тем.

Сигнал к изменениям отношения общества к своей истории прозвучал в докладе М.С. Горбачева «Великий Октябрь и перестройка», который призвал решительно пересмотреть прошлое с учетом общечеловеческих ценностей2. Этот призыв нашел отклик в среде ученых-историков. Об этом, в частности, свидетельствует материалы последнего Всесоюзного совещания заведующих кафедрами общественных наук (1986), Всесоюзного симпозиума историков (октябрь 1988).Там в докладе директора Института всеобщей истории А.О. Чубарьяна внимание было сосредоточено на идее о

том, что догматизм и стереотипное мышление длительное время определяли застой в советской исторической науке.3

Необходимость решительного обновления методологии исследований, которая становится очевидной к началу 90-х гг., была обусловлена невозможностью многих историков мыслить по-старому в постоянно меняющемся мире науки. Жесткая методологическая заданность исторических работ советского периода, классовый подход к анализу истории, замкнутость историков и обществоведов на одной, «единственно верной» методологической базе исследования привели к давно назревающему кризису исторической науки. Имеющий аналогии и в других странах, в России кризис методологии истории усугублялся системным экономическим и политическим кризисом 90-х гг.

Исторический «бум» конца 80-х - начала 90-х выявил главную слабость советских историков: жесткая идеологическая заданность вела к методологической беспомощности, атрофии способности к теоретическим поискам. Поэтому любые попытки по-новому взглянуть на историю России часто сводились к перемене политических и идеологических оценок, обнародованию политически «удобных» фактов и повторению «задов» западной исторической науки. Одновременно на переломе двух тысячелетий историческая наука переживала кризис постмодернизма, разочарование и поиск выходов из очередного методологического тупика. Таким образом, возвращение исторической науки в лоно мирового научного сообщества совпало с системным кризисом советского общества и с кризисом как советской, так и западной историографии.

Все сказанное выше объясняет оживление области теоретико-методологических изысканий. Об этом свидетельствуют работы М.А. Барга А.Я. Гуревича. И.Д. Ковальченко. В них были обозначены подходы к таким теоретическим проблемам, как место истории в системе наук, проблема исторического источника и исторического факта, структура и уровни исторического исследования, методы и категории исторической науки и др.

Перемены в исторической науке в той или иной мере затронули провинциальную историографию, в том числе ив изучаемом нами регионе. Краеведы и историки Северного Кавказа обозначали «белые пятна» истории Северного Кавказа такие, как: деятельность немарксистских партий в революционном цикле 1905-1917 гг., развитие региона в период НЭПа, реальность коллективизации на Северном Кавказе, восстановления шмен репрессированных, история Великой Отечественной войны, история депортированных" народов И" др. Появившиеся в годы перестройки статьи, брошюры, а затем и крупные научные труды по этой тематике, вызвали большой общественный резонанс.

После августа 1991 г. новые политические реалии обострили политическое противостояние в различных слоях российского общества. Это касалось и отношения к экономическим преобразованиям, и к изменениям политического режима, и к оценке прошлого, далекого и близкого. С другой стороны, процессы демократизации для историков создали свободу выбора тем исследований, свободу методологических разработок, убрав давление «единственно научного учения».

Так, теоретические поиски отечественных историков в конкретно-исторической обстановке 90-х годов проводили к выводу о целесообразности смены формационного подхода цивилизационным. В Институте всеобщей истории РАН был создан сектор «Древних цивилизаций», подобные исследования велись и в других центрах теоретических исследований: на историческом факультете МГУ им. М.В.Ломоносова, в Российском государственном гуманитарном университете и др.

Ученые Ставропольского госуниверситета поставили проблему о развитии российской цивилизации на Северном Кавказе. Примером такого рода поисков и попытки создания концепции о Кавказской и Северо-Кавказской цивилизации. В частности, эту концепцию выдвинул P.F. Абдулатипов, который говорит о кавказской цивилизации в целом как о культурно-исторической общности армян и азербайджанцев, грузин, абхазов, осетин и ингушей.

Интерес к проблемам цивилизаций в 90-е гг. сочетался с иными подходами местных ученых к истории. Обращение к темам, исследование которых оказались свернутыми в советское время инициировало переиздание некоторых трудов дореволюционных историков о Северном Кавказе. Часть специалистов в пытались сочетать цивилизационные методы с линейно-формационным подходом, другие - оставались на историко-материалистических позициях. К концу 90-х гг. ученые Ростовского, Кубанского и Ставропольского госуниверситетов все чаще начали обращаться к альтернативным моделям исторического исследования: синергетической, герменевтике и т.д.

В 90-е гг. в историографии Северного Кавказа актуализировалась тема казачества. Наиболее успешно в этой области работают историки Дона и Кубани. п. По этой теме проведено свыше десятка научных конференций, которые приобрели в последние годы исследовательский характер. Всвязи с разработкой о зарождении и социальной структуре казачества, его места в Российской истории и др. в оборот было введено большое количество новых архивных источников. Например, ученые ИППК при Ростовском госуниверситете во главе с директором, доктором философских наук, профессором Ю.Г. Волковым подготовили крупный обобщающий труд по истории донского казачества. Опираясь на многофакторный подход, ученые проанализировали зарождение донского казачества, структуру управления и общественный уклад, а также боевые походы донских казаков .

Помимо темы казачества, «горячими точками» исторических исследований в 90-е гг. становятся темы или проблемы, ранее исключенные из исследовательского поля историков Северного Кавказа: вопросы религии и церкви13, история; немарксистских партий14, история новых социальных групп (промышленников, предпринимателей)15, белого движения16, коллективизации17, репрессий и депортации народов18, истории модернизации региона19. Исследование этих тем построено на значительно расширенной по сравнению с советской историографией источниковой базе и открывает много новых страниц в истории Северного Кавказа.

Помимо новых тем, в 90-е гг. усилилось внимание исследователей региона к «новому прочтению» традиционных тем: революций и реформ20, ис-тории Великой Отечественной войны , культуры и социальной истории , этнографии народов Северного Кавказа и истории отдельных областей Северного Кавказа , разработка которых позволяет изучить множество нерешенных ранее вопросов, например оккупационной политики на Северном Кавказе, роли средств массовой информации в годы войны, истории благотворительности в дореволюционной России и т.д. Публикация новых документов и материалов позволяют по-новому осветить многие вопросы сражений на Кавказе25.

Особое значение в регионах имеет изучение межнациональных отношений и путей урегулирования конфликтных ситуаций на Северном Кавказе. Чеченская война затормозила научное изучение данных вопросов. Хотя ряд авторов предприняли в целом удачную попытку освещения этнополитических процессов на Северном Кавказе и предложили научно обоснованную программу развития национальных отношений в этом регионе26.

В последнее десятилетия значительно выросло число исследований, посвященных общероссийской и мировой исторической проблематике: различным вопросам археологии , истории древнего мира и средних веков , новой и новейшей истории стран Европы29, истории Азии и Африки.30' Среди тем всеобщей истории, весьма разнообразных по проблематике,. периоду и географии исследуемых стран заметно увеличения числа исследований, посвященных социальным отношениям, идеологии, культуре и этнографии. В: последнее время, как показывает анализ тематики кандидатских диссертаций, также большое внимание стало уделяться проблемам международных отношений, вопросам мирного урегулирования конфликтов, деятельности международных организаций на Северном Кавказе31.

Качественная характеристика научной работы историков региона, выразившаяся в многообразии тем и обновлении методологических разработок может быть существенно дополнена количественными показателями, свидетельствующими об оживлении исследовательской работы преподавателей и студентов исторических факультетов. Например, в РГУ в 90-е гг. в научных разработках принимало участие 72,3 % преподавателей, среди них почти 100% докторов наук, 78,4 % кандидатов наук. Официальные данные за 2000 г. свидетельствуют, что по количеству исследовательских тем среди классических университетов лидируют ученые РГУ — 333 темы, КубГУ - 268, СГУ — 67, АГУ - 46. Среди педагогических вузов широтой тематики и объемом научных исследований заметно выделяется Ростовский государственный педуниверситет; который по этим показателям превзошел вузы региона в 7-10 раз.

В КубГУ научными исследованиями и подготовкой научных кадров занимается 32 доктора наук, профессора, которые создали свои научные школы. Среди них историки А.Г. Иванов, Н.И. Кирей, Ю.Г. Смертин, Е.Е. Минц, P.M. Ачагу и др. Большую роль в подготовке научно-педагогических кадров на Северном Кавказе в последние десятилетия играет доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой отечественной истории КубГУ В.Н. Ратушняк. Под его руководством создана научная школа, которая объединяет десятки специалистов и любителей по истории Кубани. За годы своей научной и педагогической деятельности В.Н. Ратушняк подготовил около 20 кандидатов и несколько докторов наук. В своих исследованиях по экономической истории Северного Кавказа ученый смело использует новые методики научного анализа. Не случайно Профессор А.Н. Анфимов в письме 1992 г. писал: «...я считаю Вас лучшим их своих учеников и фактически крупнейшим специалистом предреволюционной аграрной истории России, хотя «пока» и работаете на Юге страны, Вы превзошли меня в методике исследования, применив новейшие математические способы анализа соответствующих материалов»33.

В СГУ сложилось 9 научных школ и 30 научных направлений. Среди них: исследование истории советского периода, историческое краеведение (профессор Д.В. Кочура), история становления и развития северокавказского средневекового города (профессор А.А. Кудрявцев), история западноевропейской цивилизации (профессор А.А. Аникеев), новая локальная история (доц. СИ. Маловичко), образ жизни и обыденное сознание в доиндустриальном обществе (профессор И. А. Краснова) и др.35.

Последнее научное направление начинает формироваться с 1997 г., с создания кафедры древнего мира и средних веков, и включает в себя разработку ряда проблем, важность и интерес которых в наши дни стал очевиден: повседневного религиозного сознания, тендерной истории, изучение восприятия на обыденном уровне политики и власти в древней и средневековой истории, обыденного сознания этноконфессиональных групп и т.п. Методологией исследования признаны методы микроистории, просопографии, исторической антропологии, истории ментальностей, новой социальной истории и др.

Преподаватели Ставропольского государственного университета совместно с учеными Историко-архивного института (РГТУ) работают над несколькими направлениями, связанными единством концепции новой локальной истории 7. Под «локальной историей» понимается история определенной местности и совокупности микрособщности ее жителей. Под руководством СИ. Маловичко и Т.А. Булыгиной в СГУ создан центр «локальной истории», который ведет изучение проблем провинциального общества, его повседневности, фолклорных традиций.39 Направление «интеллектуальной истории», в рамках проекта, предоставляет возможность исследовать продукты мыслительной деятельности известных и забытых деятелей местной истории. Создано региональное общество интеллектуальной истории, которое провело ряд конференций и выпустило несколько альманахов . Направление «история пограничных областей» - изучает историю зон культурного обмена между коренными жителями Северного Кавказа, а также прибывавшими представителями восточнославянских и других этносов.

Квалифицированные специалисты выросли и на исторических факультетах Адыгейского, Карачаево-Черкесского госуниверситетов и Армавирского госпедуниверситета. Существенное значение для становления исторического факультета в АГПИ имела школа профессора В.Б.Винофадова, которая в августе 1993 г. переехала в Армавир из Грозного. Многие его ученики защитили докторские и кандидатские диссертации. Историки АГПИ уделяют особое внимание привлечению нового материала в учебный процесс, например, истории освоения людьми Приэльбрусья (В.Б. Виноградов), истории ментальносте (А.И. Шаповалов), проблемы молодежи в постреволюционных преобразованиях России в 20-30-е гг. (Ю.А. Стецура).41 Профессор С.Л. Ду-дарев опубликовал крупную монографию: «Взаимоотношения племен Северного Кавказа с кочевниками Юго-восточной Европы в предскифскую эпоху» (Армавир, 1999):

Профессор Адыгейского госуниверситета А.С.Иващенко много лет изучал политику США в Афганистане, результатом чего стал книга «Политика США в отношении Афганистана (1945-1998)» (М., 2000), раскрывающая основные этапы дипломатической и военно-экономической политики США в Афганистане.

К сожалению, объем исследования не позволяет проанализировать все множество книг и статей, которые опубликовали историки Дона, Кубани и Ставрополья в 90-е годы. Очевидно одно, что эти исследования не только осветили ряд неисследованных проблем в отечественной и зарубежной истории, но и обогатили отечественную историографию и преподавание истории в вузах.

Развитию научно-исследовательской работы и профессиональному росту историков Северного Кавказа в конце 80-х — 90-е гг. способствовало открытие во многих вузах диссертационных советов по историческим наукам: если примерно до середины 90-х годов они проводились главным образом в научных и учебных учреждениях Москвы, Санкт-Петербурга и некоторых наиболее крупных, «традиционных», научных центрах России, то в последние годы география защит значительно расширилась. Уже в 90-е гг. советы по защите докторских диссертаций функционируют в Ростовском, Кубанском госуниверситетах, в Северокавказском технологическом университете. По защите диссертаций на ученую степень кандидата исторических наук - в Дагестанском, Кабардино-Балкарском, Северо-Осетинском, Адыгейском госуниверситетах.

Как отмечается в ежегодном отчете ВАК за 2000 г., такое увеличение количества диссертационных советов отразилось на расширении тематики исследований за счет региональных проблем, что, несомненно, имеет положительное значение. Более основательно используются материалы местных архивов как база для более углубленного исследования региональных тем, а они, в свою очередь, расширяют возможности для исследования широких, обобщающих проблем.

Особым образом среди докторских ВАК отметил диссертационное исследование профессора СГУ Т.А. Булыгиной «Общественные науки в СССР в середине пятидесятых - первой половине восьмидесятых годов» (СГУ), в работе которой проанализировано влияние социально-политических перемен на общественные науки, направления государственной политики в отношении обществознания, общественные науки и власть в СССР, особенности академического и вузовского обществоведения, проблемы преподавания социально-политических дисциплин в вузах и др.43

Так же была отмечена докторская диссертация армавирского ученого А.И. Шаповалова «Феномен советской политической культуры: этапы становления и развития ментальных признаков» (защищена в Mill У). Введенные исследователем в научный оборот новые материалы позволили глубоко проанализировать проблемы политического и идеологического конформизма и нонконформизма в советскую эпоху, раскрыть своеобразие процесса формирования советской ментальной среды и политической культуры в области властных отношений44.

Анализ данных о количестве преподавателей, имеющих ученые степени, в вузах Северного Кавказа позволяет сделать некоторые выводы о подготовке квалифицированных кадров в регионе. В частности, на сегодняшний день очевидно, что вузы региона, ведущие подготовку историков, отличаются и численностью профессорско-преподавательского состава и уровнем его квалификации. Ведущими вузами, как и раньше, являются Ростовский, Кубанский и Ставропольский университеты, где сосредоточена основная масса докторов наук: КубГУ - 98, РГУ - 208, СГУ - 79 человек. Сравнительно небольшие коллективы преподавателей работают в Армавирском госпедуниверситете, Карачаево-Черкесском госуниверситете и Таганрогском педагогическом институте, хотя общий процент лиц, имеющих ученые степени и звания в них достаточно высок: АГПУ - 58,5%, КЧГУ - 51,3%, ТГПИ - 54,5%. По нашим подсчетам, процент штатных преподавателей, имеющих ученую степень, на исторических кафедрах вузов Северного Кавказа составляет 57,9 % (по данным на 1999г.), среди них - 10,1% докторов наук и 47,8% кандидатов наук.45 Наиболее* высокой квалификацией отличается профессорско-преподавательский состав РГУ и КубГУ, где доктора наук составляют около 15% основного штата (см.: Приложения, таблица 9).46

Таким образом, в 90-е гт. в исторической науке многое изменилось: некоторую трансформацию претерпели теоретико-методологические основы исследований, заметно расширилась тематика, в работы вовлечены новые пласты местных и центральных архивов, музеев, археологических раскопок, ресурсов Интернет. В регионе создаются ресурсы для исследования по ранее не развивавшимся специальностям: историографии, источниковедению и др. Вместе с тем, узкая специализация диссертационных советов - это, за редким исключением «отечественная» и «всеобщая» история, - это, как нам кажется, является одной из причин дублирования тем кандидатских диссертаций, постановки уже достаточно полно разработанных проблем, на что указала в аналитическом обзоре эксперт ВАКа В.И. У ко лова47.

Сравнительно большое количество докторских и кандидатских диссертаций по обширной тематике, защищенных преподавателями и аспирантами вузов Северного Кавказа за последние 10-15 лет, говорит о значительном улучшении кадрового обеспечения, которое оставалось недостаточным в течение трех десятилетий после войны. Заметный рост числа аспирантов и докторантов в регионе, особенно заметный к концу 90-х гг., когда были открыты советы по новым специальностям, свидетельствует о том, что вузам удалось решить важную задачу переходного периода - сохранить и умножить потенциал высшей школы. Наряду с основными вузами Северного Кавказа, ведущими подготовку историков еще с 40-х гг., широкий цикл исторических дисциплин преподают ученые кафедр исторического и гуманитарного профиля других вузов региона, многие из которых были созданы в последние 20 лет: институтов культуры, сельскохозяйственных, медицинских, политехнических и др. вузов.

Так, например, в Адыгейском пединституте еще в 1982 г., в составе факультета иностранных языков (декан Н.А. Ханжиев) было создано историческое- отделение: Первыми преподавателями этого отделения были С.П.Маркова, Р.А. Хуажев, доц., А.Т.. Керашев, Ф.Х. Шебзухова, Н.Г. Ловпа-че, Ф.А: Напсо и др. В 1984 г. приказом Министерства просвещения РСФСР был создан исторический факультет, деканом которого стала доцент Е.М.Малышева. Как отмечают создатели факультета, в это время шло энергичное, но достаточно сложное формирование преподавательских кадров, создание фондов учебной и научной литературы. Факультет работал по учебному плану подготовки специалистов «Учитель истории и правоведения». Преподавательский состав, особенно по историческим дисциплинам, был достаточно квалифицирован. Большинство преподавателей имели степень кандидата наук. В сентябре 1988 г. на факультете были созданы две специализированные кафедры: история СССР (зав. кафедрой доктор исторических наук, профессор Э.А. Шеуджен) и всеобщей истории (зав. кафедрой кандидат исторических наук, доцент Р.А. Хуажев).48

С конца 1980-х гг. на историческом факультете в учебный процесс стали активно внедряться проблемы историографии и методологии истории. Под руководством декана факультета Э.А. Шеуджен сложился преподавательский коллектив специальных кафедр факультета, занимающийся разработкой и внедрением проблем методологии и историографии в учебные курсы49. Особенно последовательно эту работу проводили молодые преподаватели С.А. Кудаева, Н.А. Нефляшева, А.Г. Баранов, З.Я. Емтыль, Р.В. Хапаче-ва, Н.А.Решетова и др. Интеграции науки и образования на факультете способствует сборник научных трудов «Вопросы истории и методологии истории»50

Интересный научный коллектив историков сложился на кафедрах Краснодарского государственного университета культуры и искусства (КГУКИ). На факультете социально-культурной деятельности, включающем в себя кафедры теории и истории культуры, музееведение и архивоведение, социально-культурной деятельности работает 8 докторов наук и 15 кандидатов наук. В последние годы подготовлены и защищены 3 докторских диссертации (A.H. Ереемеева, В.И.Лях, Н.Г.Денисов). Под руководством профессоров факультета защищено пять кандидатских диссертаций (А.ИіФедина, И.В.Данильченко. Г.М.Мирзоев, Р.С. Лаво, И.Е.Богданова). А.В.Баранов, В.И.Чуприна, Л.А.Карапетян и М.И.Серова работали над завершением докторских, И.С.Овечкина, В.Н.Анисимова, В.Э.Гусева, А.А. Батура - над завершением кандидатских диссертацией.5'

Ученые КГУКИ в содружестве с историками других вузов издали «Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших временя до октября 1917 г.», объемом 95,5 п.л. Составитель и научный редактор доктор исторических наук, профессор Б.А. Трехбратов52. Кроме того, подготовлен так же сборник документов и материалов «Православная церковь Кубани (конец XVIII - начало ХХ века)», объемом 45 п.л. (Краснодар, 2001).

Крупным научным потенциалом располагает Северокавказская академия государственной службы (СКАГС), функционирующая с 1992 г. Историки-профессионалы работают на кафедре истории и философии (зав. кафедрой, проф. Е.М. Трусова, проф., докт. ист. наук B.H. Сергеев, B.Hi Смирнов, докт. ист. наук, доц. А.Г. Данилов), а так же на кафедре политологи и этно-политики (заведующий кафедрой, докт. полит, наук, проф. А.В. Понеделков). Все названные ученые специализируются по проблеме истории государственного управления России, которая является составной частью общеакадемической научной концепции государственного и муниципального управления, комплексно разрабатываемой всеми учеными СКАГС под руководством ректора СКАГС, докт. экон. наук, проф., Заслуженного деятеля науки Российской Федерации В.Г. Игнатова. По различным отраслям названной концепции за 10 лет работы ученых СКАГС было выпущено 324 наименования книг (в том числе 28 монографий, 37 сборников, статей и тезисов докладов, 27учебных пособий, большое количество брошюр и 8 номеров научного журнала «Государственное и муниципальное управление»53.

Деятельность кафедр СКЛГС наглядно показывает, что ныне настало время междисциплинарных исследований. Историческая наука при этом выступает в качестве базовой дисциплины, которая аккумулирует вокруг себя специалистов других специальностей и при этом получаются значительные результаты.

В последние годы к разработке этой проблем истории Кавказа и межнациональных отношений активно подключились ученые Северокавказского научного центра высшей школы. С 1995 г. начал издаваться научный и общественно-теоретический журнал «Научная мысль Кавказа» (главный редактор член-корреспондент РАН Ю.А.Жданов). Журнал регулярно публикует статьи и материалы, направленный на поиск межнационального согласия на Кавказе. В 1996 г. на его страницах была опубликована «Декларация за межнациональное согласие, мир и экономическое и культурное сотрудничество на Кавказе», принятая на встрече глав государств Азербайджана, Армении, Грузии и России54.

В последние годы произошли структурные преобразования в СКНЦ ВШ и ИППК при РГУ. В первом из них создан новый исследовательский центр — «Институт народов Кавказа» (директор Н.С. Авдулов). Институт ставит перед собой цель всесторонне изучить Кавказ, который был и остается для ученых сферой постоянных поисков и открытий, имеющих общечеловеческую ценность. Для этого в институте завершается формирование «Энциклопедии народов Северного Кавказа», которая будет иметь большую познавательную и общественную ценность.

В октябре 1999 г. в ИППК при РГУ образован Центр системных региональных исследований и прогнозирования (директор Центра В.В.Черноус). Основные направления деятельности Центра включают в себя вопросы цивилизационно-культурного взаимодействия на Северном Кавказе, этноконфессиональных отношений, этнополитических процессов на Юге России и т.п. .

Центр уже заявил о себе изданием серии проблемных сборников и монографий: «Современные проблемы геополитики на Северном Кавказе», «Русские на Северном Кавказе», «Ислам на Северном Кавказе» и др.

В декабре 1999 г. ИППК при РГУ при поддержке Института «Открытое общество» и Министерства по делам федерации и национальностей Российской Федерации провели Всероссийскую научно-практическую конференцию: «Кавказский регион: проблемы культурного развития и взаимодействия», в которой приняли участие ученые из 17 городов страны: Москвы, Санкт-Петербурга, Махачкалы, Владикавказа, Волгограда, Майкопа, Нальчика, Ставрополья и др. На пленарном заседании председатель СКНЦ ВШ, член-корреспондент РАН Ю.А.Жданов, отметив негативные тенденции в развитии межнациональных отношений на Кавказе в последнее десятилетие, призвал интеллектуальную элиту, интеллигенцию осознать свою ответственность за судьбу народов Кавказа56.

Проблемы стабильности на Кавказе волнуют ученых региона. С этой целью на базе Пятигорского лингвистического университета проведено 4 международных конгресса «За мир на Кавказе через языки, литературу и искусство», на которых представители всех кавказских республик, а также ученые их Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев всесторонне проанализировали причины обострения межэтнических отношений на Северном Кавказе и выразили свою твердую волю внести мир и покой на эту землю57.

Одним из актуальных вопросов в организации НИР в регионе в 90-е гг. была слабая координация деятельности ученых. Для ликвидации этого пробела в 27-28 августа 1999 г. в городе Ростов-на-Дону был проведен первый съезд ученых-кавказоведов. В работе съезда приняло участие более 150 ученых-кавказоведов практически из всех республик, краев и областей Северного Кавказа. Председатель СКНЦ ВШ Ю.А.Жданов в своем докладе отметил успехи региональной науки в последние десятилетия. Это создание на Северном Кавказе научных учреждений фундаментального профиля, университетов как крупных консолидирующих научных центров, разработка региональных программ и проведение фундаментальных исследований58.

Заместитель министра по делам Федерации и национальностей РФ* К.М. Цаголов в докладе о политике России на Северном Кавказе, отметив ряд ошибок центральных органов власти в проведении национальной политики в регионе,. подверг критике также лозунг "национального возрождения", активно используемый в настоящее время. Попытка его реализации, - отметил докладчик, - зачастую приводит к восстановлению феодальных клановых отношений. Возрождение на практике стало откатом назад, и поэтому лозунг "национального возрождения" необходимо заменить лозунгом "национального развития"59. В докладе "Наука о Кавказе: состояние, проблемы и тенденции развития" директор НИИ Кавказа Н.С. Авдулов отметил, что нарушение преемственности в изучении проблем истории Северного Кавказа требует пересмотра соответствующих методологических подходов, в т.ч. рассмотрение через призму цивилизационных и геополитических моделей. Докладчик обратил внимание на проблему эффективности кавказоведческих исследований, влияния их на умонастроения людей, на оздоровление обстановки в регионе. В настоящей ситуации приоритеты науки должны определяться потребностью общества60.

На конференции выступили также А.А. Айшаев и СИ. Эфендиев (Нальчик), К. Т. Лайпанов (Черкесск), Э.А. Шеуджен (Майкоп), А.А. Соловьев (Элиста), А.И.Османов (Махачкала), В.А. Тишков (Москва), В.П. Крикунов (Георгиевск), В.Х.Акаев (Москва), Е.П. Гуськов, В.В: Гаташов, Ю.С. Колесников (Ростов-на-Дону). Докладчики говорили о за всемерном развитии научных связей, осуществлении совместных научных проектов силами исследователей не одного города, республики, области или края, а всего региона. Были выдвинуты предложения о создании на Северном Кавказе специального центра по подготовке кадров кавказоведов-востоковедов, о возобновлении работы над 3-4 томами "Истории народов Северного Кавказа", об активизации работы над "Энциклопедией народов Северного Кавказа", о разработке геополитической модели Северного Кавказа и ряд других проектов.

Следовательно, состоявшийся первый съезд ученых-кавказоведов явился крупным вкладом в восстановление и развитие научных координационных связей на Северном Кавказе. Примечательно, что историки Северокавказского региона широко оценивают роль исторических знаний в современных межнациональных отношениях, не закрывают глаза на проблемы современной политики, хотя очевидно, что в условиях чеченской войны и обострения межнациональных отношений, им не удалось предотвратить всплеск антинаучных концепций- об- исторических корнях местных народов, возрождения ваххабитской идеологии и антирусских настроений.

Таким образом, вторая половина 80-х — 90-е гг. стали временем обновления исторической науки, разработки новых методов и подходов к истории, новых тем и проблем. В условиях демократических реформ историки Северокавказского региона обогатили отечественную историографию разработкой ряда проблем философии и методологии истории, зарождения и развития казачества, политических партий, их структуры и функций, этнографии и геополитики, проблем развития и взаимодействия национальных культур, истории ментальностей и идеологии, истории городов и сел региона и многих других. В последнее десятилетие в регионе расширилась система исторической и общественно-теоретической периодики. Ведущее место среди этих изданий занимают издания «Научная мысль Кавказа», «Донская археология», «Мир Востока», «Голос минувшего. Краснодарский краевой исторический журнал», «Вестник Ставропольского государственного университета» и другие, которые вносят весомый вклад в развитие исторической науки и образования в регионе.

К концу 90-х годов под влиянием постмодернизма получают развитие неоклассические направления в историографии. По этим направлениям проводятся семинары, конференции, пишутся диссертации.

Вместе с тем, некоторые проблемы высшего образования в 90-е гг. в вузах Дона, Кубани и Ставрополья оставались нерешенными: отсутствовал постоянно действующий семинар по теоретико-методологическим вопросам, нерегулярно проводились тематические и проблемные семинары в отдельных вузах и факультетах, недостаточно эффективно работала аспирантура, где процент своевременно защищаемых диссертаций на ряде факультетов не превышает 30% и т.д. Проблема подготовки кадров, несмотря на высокий процент преподавателей, имеющих ученую степень, для ряда специальностей продолжает оставаться актуальной. В частности, к «вымирающим» специалистам с недавнего времени стали относить историков-античников и медиевистов. Трудоемкость подготовки диссертации по этим специальностям, невозможность выезда в иностранные-командировки, нерегулярные международные связи, недостаточное оснащение библиотек, слабая работа межбиблиотечного абонемента — все это сдерживает развитие науки и замедляет подготовку кадров в регионе.


Прочие статьи:

Эмоциональное состояние
Процесс перестройки всех органов и систем, связанных с половым созреванием, безусловно, влияет на психофизиологическое состояние подростка. В начале полового созревания у ребенка происходят окончательное осознание своей половой принадлежности и выработка, соответствующих психосексуальных ориентаций ...

Анализ структуры учебного занятия
Цель занятия: обучающая – ознакомление учащихся с приемами документального и фактического контроля; развивающая – развитие навыков логического мышления, сравнения и обобщения; воспитательная – ориентация на приобретаемую специальность; методическая – освоение и реализация современных технологий обу ...

Методическая характеристика основных типов уроков ОБЖ
Учитывая все вышеизложенное в первой главе работы, можно констатировать значительные отличия ОБЖ от других школьных дисциплин, а следовательно, необходимость определенных отличий в структуре курса, организации изучения материала. Современная дидактика представляет собой теоретическую науку, посвяще ...

Меню сайта

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.rankpedagogy.ru